опубликовано 07.08.2016


Автоматические ворота самара погода

Российская служба погоды

XIX

«Была сушь велика и голод по всей стране…»

С самых первых лет своего существования человечество целенаправленно использовало благоприятные особенности климата той или иной местности. Люди всегда селились в первую очередь там, где в течение года температура воздуха и количество осадков наиболее оптимальны для их жизни, где не требуется дополнительных затрат на обогрев жилищ, на приобретение теплой одежды и обуви, на производство дополнительных продуктов питания. Без учета тех или иных погодных явлений в разных точках мира, также как, например, без полезных ископаемых, без лесов и степей, без животного и растительного мира жизнь человечества невозможна.

При этом люди еще в давние времена осознали, что многие особенности климата и погоды не только не создают для них какие-либо удобства и блага, но как раз наоборот - наносят громадный вред хозяйству, здоровью, а то и самой жизни человека. Примеров тому можно привести очень много. Мы знаем, что катастрофические паводки, ураганы и смерчи порой разрушают целые города и уносят тысячи жизней. Длительные засухи могут оставить без пищи население целых государств, а метели, туманы или даже обычные заморозки могут надолго парализовать транспортную систему и коммунальное хозяйства обширного региона. А самое неприятное в таких случаях – это то обстоятельство, что подобные сюрпризы погоды частенько налетают на нас внезапно, когда уже не остается времени что-либо предпринять для предотвращения вредных последствий.

Неудивительно, что с самых древних времен люди искали способы прогнозирования погоды, чтобы климатические капризы не сваливались на них в буквальном смысле этого слова как снег на голову. Но почти сразу же выяснилось, что достаточно точное предсказание того, какими в том или ином городе завтра будут температура воздуха, скорость ветра и даже наличие или отсутствие дождя – дело почти безнадежное. Просто факторов формирования погоды настолько много, что для выдачи точного ее прогноза по какой-то конкретной местности нужно решать математическую задачу с огромным числом неизвестных. Понятно, что примерно до середины XIX века о более-менее достоверных прогнозах погоды приходилось только мечтать. Неспроста по этому поводу великий русский ученый М.В. Ломоносов написал следующее: «Если бы люди умели перемены погоды правильно предвидеть, то ничего больше бога им не следовало бы требовать» (рис. 4).

Однако человек не был бы человеком, если бы во все времена он разными методами все-таки не пытался решить эту непосильную задачу. Для этого еще, видимо, в доисторические времена люди стали собирать и передавать потомкам сведения о самых разных погодных и климатических явлениях. Те наши предки, которые занимались, на первый взгляд, совершенно никчемным делом – «смотрением за ветром и дождиком», и были первыми в истории метеорологами. Вот так гидрометеорологическая наука за тысячи лет проделал гигантский путь своего развития - от простых «глазных» наблюдений за погодой до использования для этих целей радиолокаторов, космических спутников и электронной техники.

История свидетельствует о том, что как только человек изобрел письменность, он почти сразу же стал заносить на камень, глину или бумагу информацию о тех или иных климатических проявлениях. О том, насколько важны для древних грамотеев были сведения о погоде, говорят клинописные таблички Вавилонии, папирусы Древнего Египта и Финикии, пергаментные свитки Древней Греции и Древнего Рима, шелковые грамоты китайских императоров, каменные книги инков, ацтеков и майя. Конечно же, и в русских летописях мы также найдем многочисленные записи о коварстве климата и погоды в тех или иных уголках нашей страны.

Так, из рукописи 991 года мы узнаем, что в то лето на Русь обрушились великие наводнения, которые погубили все зерновые посевы и в итоге вызвали страшный голод. Еще через три лета, в 994 году, по всей славянской земле была «сухмень велика и знойно добре». Из-за палящего солнца и отсутствия дождей погибли «жита», высохли реки, после чего тоже случился «великий голод» (рис. 5).

В «Повести временных лет» мы читаем следующее: «В лето 6532 (1024 году - В.Е.)… Была сушь велика и голод по всей той стране (Суздальской - В.Е.); и пошли по Волге все люди в Болгарскую землю, и привезли хлеба, и ожили». А после того, как в 1231 году необычайно поздние июньские морозы и снега снова побили все хлеба, полностью вымерло население некоторых крупных городов - например, Смоленска.

Достаточно полные сведения о различных проявлениях погоды на Восточно-Европейской равнине за тысячу с лишним лет содержится в летописной жемчужине нашей страны – «Русском хронографе», древнейшая редакция которого датируется 1512 годом. Позднее по указу Ивана IV они были включены в состав Лицевого летописного свода, иллюстрированного замечательными цветными миниатюрами.

В Европе регулярные метеорологические наблюдения частными лицами начали проводиться еще в XV–XVI веках, а с конца XVIII века в Англии, Германии и некоторых других просвещенных странах для этого были созданы специальные государственные службы. В России же систематические записи, касающиеся метеорологии, начали вести с середины XVII века, когда царь Алексей Михайлович приказал делать ежедневные записи состояния погоды в Москве и ее окрестностях (рис. 6).

В грамоте к своему стольнику и ловчему А.И. Матюшкину царь в 1650 году писал так: «Как к тебе сия наша грамота придет, и ты бы записывал, в который день и которого числа дождь будет, да отписать бы теперь о птицах, как их носит и как они летят, и что на Москве у нас делается». А вот еще одна из записей за 1657 год в книге дворцовой стражи, которой было велено следить за погодой и в конце дежурства давать о ней отчет: «31 мая, неделя (по-современному – воскресенье – В.Е.). Гром гремел и молния блистала, и шел дождь велик, и после того и вечером было вёдрено и ветрено, а в ночи было тепло». При этом стоит отметить, что тогда метеонаблюдения были еще бесприборными, то есть чисто описательными.

Более или менее регулярные наблюдения в России за различными проявлениями климата, как и многое другое, начались только при Петре I (рис. 7).

Государь лично давал указания Александру Меншикову – «разослать всем губернаторам, чтобы писали в Санкт-Петербург, в какие дни у них в губернии сойдет снег и в какие дни увидят зеленые листочки на дубе, клене и липе, где и как сильно дует ветер, где и какие стоят морозы или жара». С 1709 по 1735 годы метеорологические наблюдения в Санкт-Петербурге велись вице-адмиралом Корнелием Ивановичем Крюйсом. Скорость и направление ветра он определял уже не визуально, а по флюгеру. Вел он также наблюдения и за уровнем воды на реке Неве по футштоку (рис. 8).

Важные инструментальные наблюдения в Санкт-Петербурге в период с 24 ноября 1724 года по 23 июня 1725 года вел также английский пастор Т. Консетт, живший в то время в российской столице. С 1 декабря 1725 года академик Ф.X. Майер при только что созданной Академии наук организовал первый в нашей стране пункт для регулярных инструментальных метеорологических наблюдений. Здесь они велись до 1732 года самим Майером и его коллегой И.Г. Лейтманом. Ученые регулярно, три раза в сутки, записывали данные о температуре воздуха, атмосферном давлении, направлении и силе ветра, облачности, гидрометеорах, грозах, уровне воды в Неве, фиксировали даты ее вскрытии и замерзания. Затем вплоть до 1743 года эти наблюдения продолжал вести академик Георг Вольфганг Крафт (рис. 9),

а с указанного года метеорологические наблюдения начали производиться уже в нескольких местах Санкт-Петербурга, а затем метеостанции начали появляться и в других российских регионах. В частности, в Среднем Поволжье они впервые были организованы с 1733 года экспедицией Российской Академии наук в Казани, где их вел учитель Семен Куницын. Впоследствии такие же метеонаблюдения были организованы и в других городах России.

Дальнейшее изучение и последующее освоение природных богатств Заволжья, Урала и Сибири требовало от ученых большого объема информации о климатических особенностях этих громадных территорий. С первой трети XVIII века сбор таких сведений Сенатом был возложен на Академию наук, которая наряду с другими задачами по освоению восточных регионов впервые запланировала организацию ряда инструментальных метеостанций на пространстве от Казани до Охотска и Нижне-Камчатска. Такая сеть из 18 пунктов в 1734 году действительно была создана и успешно работала почти десять лет, пока в 1743 году вследствие вспыхнувшего в Сибири голода большинство из станций пришлось закрыть.

Огромный вклад в отечественную метеорологию внес М.В. Ломоносов. В своей работе «О предсказании погоды, а особливо ветров» он предложил морякам и земледельцам организовать сеть метеостанций для изучения атмосферных процессов. А в книге «Рассуждение о большой точности морского пути» он писал, что для предотвращения кораблекрушений было бы хорошо, «когда б… в разных государствах… учредили самопишущие метеорологические обсерватории…» Ломоносов сам вел наблюдения за погодой, в ходе которых усовершенствовал некоторые метеорологические приборы - такие, как анемометр и морской барометр. В результате в доме Ломоносова стала действовать первая в мире метобсерватория с самопишущими приборами. Он также изобрел оригинальный летательный аппарат в виде небольшого воздушного шара для подъема приборов, пытаясь тем самым организовать аэрологические (высотные) наблюдения за метеорологическими явлениями.

«Нужна сеть постоянных наблюдательных пунктов…»

В начале XIX века появилось множество предложений по созданию в России специальной службы для проведения регулярных гидрометеорологических наблюдений. В частности, русский ученый, основатель Харьковского университета Василий Назарович Каразин, в 1810 году в одной из своих работ отметил, что разрозненные попытки наблюдений за погодой не приведут к каким-либо результатам, и что правительству необходимо координировать все усилия ученых в этом направлении. «Только сеть наблюдательных пунктов, - писал Каразин, - созданных по всему пространству России, от Колы до Тифлиса и от Любавы до Нижне-Камчатска, подчиненных одному начальству и обязанных иметь у себя физические инструменты, обещает наблюдениям, проводимым постоянно и разумно, счастливые результаты».

Закономерным результатом этого и других предложений стало создание в России общегосударственной гидрометеорологической службы. За осуществление этого проекта взялся талантливый ученый и организатор, выдающийся русский физик, а впоследствии академик Адольф Яковлевич Купфер (рис. 11).

Начав свою научную работу в 1824 году с должности преподавателя Казанского университета, он занялся изучением земного магнетизма и метеорологии, и в 1833 представил директору Департамента горных дел проект организации сети магнитных и метеорологических обсерваторий (станций) при горных заводах, возглавляемой Нормальной обсерваторией при горном институте. Департамент был очень заинтересован в подобных наблюдениях, и потому 26 (13) апреля 1834 года законом Российской империи № 698 в Санкт-Петербурге была организована Нормальная обсерватория, положившая начало постоянной геофизической сети России, руководимой из одного центра. Эту дату можно считать датой образования Гидрометслужбы России.

Нормальная обсерватория руководила станциями лишь горного ведомства, а наблюдательные метеопункты других ведомств оставались вне поля ее зрения. Поэтому Купфер задался целью создать центральную обсерваторию, которая в методическом плане руководила бы всеми метеорологическими пунктами России. «Такого заведения, которое я проектирую, - писал он, - в Европе еще нет, и учреждение его составило бы новую эпоху в истории наблюдательных наук». Ученому понадобились долгие усилия для осуществления задуманного, пока в 1849 году в Санкт-Петербурге не была наконец организована Главная физическая обсерватория России (ГФО), директором которой стал А.Я. Купфер. Поначалу ее штат ее состоял из семи человек, а годовой бюджет не превышал 9 тысяч рублей. В первую общероссийскую метеорологическую сеть в то время входило 50 обсерваторий и станций. А уже в 1850 году на метеорологическом конгрессе в Эдинбурге А.Я. Купфер выступил с призывом к западным странам последовать примеру России.

Крымская война и последовавшее за нею развитие телеграфного дела в России послужили толчком к организации международного обмена телеграммами с информацией о параметрах погоды. При этом трагедия англо-французского флота, в одночасье затопленного бурей под Балаклавой, в немалой степени способствовала организации международного метеорологического содружества.

После смерти Купфера в 1865 году от простуды, которую он получил при установке приборов в холодное время, директором ГФО стал Людвиг Мартынович Кемц (рис. 12).

Пробыв на этом посту короткое время, он сумел решить начатое предшественником дело о передаче обсерватории из подчинения министерства финансов в Академию наук, что послужило значительному развитию метеорологии в России. А в мае 1868 года директором обсерватории был избран Генрих Иванович Вильд, крупный ученый, физик и метеоролог (рис. 13).

XIX

В целом в конце XIX – начале ХХ века в России быстро набирал силу процесс создания ведомственных метеорологических сетей. В них входили станции Морского министерства, лесного департамента и департамента земледелия, дождемерная сеть Министерства путей сообщения, сеть Уральского, Харьковского и Одесского общества естествоиспытателей и другие. Одновременно образовались метеосеть Финляндского ученого общества (22 станции), сеть Лифляндского общеполезного и экономического общества (183 станции, включая дождемерные), сеть Варшавского общества поощрения промышленности и торговли (32 станции), западная (115 дождемерных пунктов) и восточная сеть. Особое место занимала приднепровская метеосеть, которой руководил профессор П.И. Броунов. В этой организации с 1894 года издавался ежемесячный обзор погоды с картами распределения температуры и осадков и с указанием состояния хлебов. И, наконец, самой значительной являлась юго-западная сеть, основанная профессором Новороссийского университета А.В. Клоссовским для подробного изучения климатических особенностей края. К началу 90-х годов XIX столетия эта сеть насчитывала уже 943 станции.

В связи с разобщенностью разбросанных по стране метеопунктов в конце XIX века насущной проблемой стало объединение усилий различных ведомств в деле сбора и обработки информации о погоде и климате и создание в России единой гидрометеорологической сети. С этой целью в 1884 году профессор Михаил Александрович Рыкачев (впоследствии академик) подготовил проект «Программы по организации метеорологических наблюдений» (рис. 14).

Она предусматривала создание единой инструкции для всех станций любого подчинения, которые должны были производить наблюдения приборами в единой системе измерений и координат. Однако этот замысел властями был поддержан и принят далеко не сразу. Лишь после того, как в 1896 году Рыкачев сменил Вильда на посту руководителя ГФО, и вплоть до 1913 года в России поэтапно проходил процесс унификации метеорологических сетей. В целом Рыкачев внес огромный вклад в дальнейшее развитие метеорологических наблюдений, в создание службы прогнозов погоды и в развитие климатических исследований. Именно им были также заложены основы аэрологической службы, которые на практике были реализованы лишь сорок лет спустя.

Значительный вклад в развитие метеорологических исследований второй половины XIX века и начала XX века внесли также многие другие специалисты, работавшие в ГФО. В их числе были А.И. Воейков, Б.Б. Голицын, С.Д. Грибоедов, Н.Н. Калитин, В.В. Кузнецов, Б.П. Мультановский, Н.В. Розе, С.И. Савинов, Е.И. Тихомиров, А.А. Фридман и другие. В организации единой гидрометеорологической службы России также участвовали и прочие российские ученые, общественные и государственные деятели – такие, как Ф.А. Бредихин, В.И. Вернадский, Н.Е. Жуковский, А.П. Карпинский, Ф.П. Литке, Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, С.А. Чаплыгин, и так далее.

По признанию многих специалистов того времени, метеорологическая служба России дореволюционного периода считалась лучшей в мире. Особенно хорошо были поставлены агрометеорологические наблюдения. В частности, в то время по агрометеорологическим программам, составленным профессором Киевского университета П.И. Броуновым, работали станции Италии, Франции, Канады и США.

В 1913 году Государственным советом по представлению М.А. Рыкачева, который в то время занимал пост директора ГФО, был подготовлен закон, касавшийся системы российской гидрометслужбы и позволявший существенно увеличить ее финансирование и возможности. Этим законом предусматривалось создание 150 постоянных и 50 опорных новых станций. Реализация закона позволила существенно упрочить положение ГФО как центрального метеорологического учреждения России. Одновременно этим законом ГФО в хозяйственном отношении отделялась от Академии наук и входила в подчинение Министерства просвещения. Однако реализации закона помешали начавшаяся вскоре Первая мировая война и последовавшие за нею революционные события в России 1917 года.

Метеорологи надевают погоны

С началом боевых действий русской армии в 1914 году Государственный совет заявил о необходимости срочной перестройки всей деятельности метеосети страны в целях обеспечения интересов министерства обороны. В связи со своим несогласием на такие перемены М.А. Рыкачев подал в отставку с поста директора ГФО. После этого обсерваторию возглавил его ученик, выдающийся специалист в области физики, сейсмологии и геофизики Борис Борисович Голицын (впоследствии академик) (рис. 15).

При нем на инструментальной базе ГФО в 1914 году было создано Главное военно-метеорологическое управление (Главмет), от которого берут свое начало современная Гидрометеорологическая служба вооруженных сил России и гидрометслужбы отдельных родов войск. Б.Б. Голицын ныне считается основоположником военной метеорологии как самостоятельной научной дисциплины в нашей стране, получившей свое дальнейшее развитие в годы Второй мировой войны.

В целом же в годы Первой мировой войны, революционных переворотов и гражданской войны в России большинство метеостанций пришло в упадок, а многие и вовсе оказались разрушенными. В общей сложности к началу 1918 года прекратили свою работу 1072 станции в Европейской части России, и 461 станция - в Сибири. В это время ГФО могла получать сводки погоды лишь от 17 станций страны, и ни одного сообщения из-за границы.

Конечно же, лидеры молодой Советской республики в полной мере осознавали значение метеослужбы для нормальной работы экономики огромной страны, а также для военных нужд. Уже в середине 1918 года по личному указанию В.И. Ленина было организовано главное военно-метеорологическое управление страны, а при нем – Московское бюро погоды. В результате совместных усилий ученых и представителей власти к середине 1920 года ГФО стала получать данные наблюдений уже с 356 станций. С 1921 года в стране началась массовая организация метеостанций и постов при местных земельных органах, и в результате к 1923 году на территории России действовало уже 673 наблюдательных пункта. А в 1924 году Московское бюро погоды впервые начало передавать свои прогнозы по радио.

В том же 1924 году в СССР впервые началась организация шаропилотной сети – пунктов по запуску аэрологических шаров-зондов. Однако с развитием авиации на смену шарам и привязным аэростатам уже вскоре пришли самолеты, с помощью которых было выполнено большое количество разнообразных исследований. Впрочем, быстро выяснилось, что метод самолетного зондирования не отвечает оперативным потребностям получения информации, а шаропилотное зондирование стоило слишком дорого. Поэтому в дальнейшем развитие аэрологических исследований пошло по пути выпуска радиозондов. Первый в мире успешный запуск метеорологического радиозонда был осуществлен А.П. Мочаловым 30 января 1930 года с территории аэрологической обсерватории в Павловске (Ленинградская область).

В течение первых лет советской власти метеорологическая сеть по-прежнему развивалась не централизованно, а по ведомственному принципу. К 1921 году в России существовало 12 ведомственных метеорологических служб, что, конечно же, негативно отражалось на единообразии наблюдений и не решало общегосударственных задач. Конец этой разобщенности положил декрет СНК РСФСР от 21 июня 1921 года, подписанный В.И. Лениным. Согласно этому документу, в Советской России создавалась единая метеорологическая служба. При этом Главной физической обсерватории отводилась роль центрального органа по научно-исследовательскому и методическому руководству всеми метеорологическими наблюдениями на территории РСФСР.

В течение 1921-1929 годов в стране шел процесс создания метеорологических бюро на местах - в отдельных союзных республиках, краях и областях. Важную роль в становлении Гидрометеорологической службы СССР сыграл первый геофизический (он же - третий метеорологический) съезд, проходивший в Москве в мае 1925 года и уделивший значительное внимание вопросам организации единой службы наблюдения за погодой и проявлениями климата. Все это планомерно подготовило почву для принятия ЦИК и Совнаркомом СССР 7 августа 1929 года постановления «Об объединении гидрологической и метеорологической служб». Согласно этому документу, в стране был создан Гидрометеорологический комитет СССР (Гидрометкомитет СССР), первым председателем которого стал Алексей Феодосьевич Вангенгейм, руководивший этим ведомством до 1935 года (рис. 16).

Первая половина 30-х годов для нашей гидрометслужбы стала временем сплошных структурных реформ и переименований. С 11 февраля 1931 года комитет перешел в ведение Наркомзема СССР. Уже вскоре в соответствии с другим постановлением правительства от 9 февраля 1932 года произошло слияние гидрометеорологических комитетов СССР и РСФСР. Затем 23 февраля 1933 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление об организации Центрального управления единой Гидрометеорологической службы СССР (ЦУЕГМС) при Народном комиссариате земледелия СССР. Но на этом преобразования не закончились: 14 ноября 1936 года ЦИК и СНК СССР приняли еще одно постановление - об организации Главного управления Гидрометеорологической службы при Совете Народных Комиссаров СССР (ГУГМС при СНК СССР). Его основной и в то же время самой секретной задачей стали сбор и обработка сведений о погоде в разных точках мира, что было крайне необходимо для нужд советской дальней авиации. Неудивительно, что создание постов гидро- и метеонаблюдений в наиболее затерянных уголках СССР и обеспечение их бесперебойной работы в то время считалось важным оборонным делом.

Освоение арктических регионов СССР в 30-е годы, развитие мелиорации, энергетики, воздушного и водного транспорта дали развитию гидрометеорологической науки сильнейший толчок. В это время стремительными темпами совершенствовались методы краткосрочных и долгосрочных прогнозов погоды, аэрологического зондирования атмосферы. Тогда же начали разрабатываться способы вызывания искусственного дождя, были сделаны первые шаги по применению численных методов в выпуске прогноза погоды, разрабатывались карты нормативов речного стока, составлялись первые в истории страны капитальные труды такого рода – «Кадастр поверхностных вод СССР» и «Климатический справочник СССР». Были созданы научно-метеорологические станции в труднодоступных районах страны – в пустынях, на высоких горных хребтах, на Арктическом побережье и даже на дрейфующих льдинах Ледовитого океана. В 30-е годы ХХ века наша страна занимала первое место в мире по размаху полярных исследований.

В предвоенные годы ярко проявили себя многие выдающиеся ученые и организаторы науки, сыгравшие огромную роль в послевоенном восстановлении и дальнейшем развитии Гидрометслужбы нашей страны. Среди них - Н.А. Багров, В.А. Белинский, М.А. Великанов, А.Д. Добровольский, А.Д. Дородницын, Н.Н. Зубов, М.В. Келдыш, Н.Е. Кочин, И.А. Кибель, М.А. Лаврентьев, Б.П. Орлов, С.Т. Пагава, Х.П. Погосян, А.Н. Тихонов, С.П. Хромов и другие.

По состоянию на начало июня 1941 года в ГУГМС действовало 3947 метеорологических, 190 аэрологических, 240 авиационно-метеорологических станций, 4463 гидрологических станций и постов. В состав Гидрометслужбы СССР в это время входили республиканские и территориальные управления, пять крупных центральных научно-исследовательских институтов, два высших учебных заведения (Московский и Харьковский гидрометеорологические институты), три техникума (в Москве, Владивостоке и Ростове-на-Дону). В структуре ведомства действовало научно-техническое издательство, было создано четыре завода по выпуску гидрометеорологических приборов и ряд других производств. В общей сложности к началу войны в системе ГУГМС работало около 30 тысяч сотрудников, в том числе более 3,5 тысяч специалистов с высшим и средним специальным образованием.

С началом Великой Отечественной войны Гидрометеорологическая служба страны была целиком включена в состав Красной Армии, хотя она при этом одновременно выполняла не только работы для фронтовых нужд, но и все свои прежние гражданские функции. Возглавлял службу в трудное военное время известный полярник и ученый Евгений Константинович Федоров (рис. 17).

Главной задачей метеорологов в то время был выпуск надежных прогнозов погоды для нужд Красной Армии, в первую очередь для авиации, хотя они также широко использовались во всех без исключения родах войск. Эта информация постоянно поступала в штабы вплоть до полкового уровня командования и была крайне необходима при планировании и проведении боевых действий. Метеорологические наблюдения в годы войны проводились даже на оккупированных немцами территориях – как партизанами, так и специально забрасываемыми радистами. В целом же гидрометеорологическое обеспечение боевых действий Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны считается одной из самых ярких страниц деятельности службы, внесшей неоценимый вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков.

Великая Отечественная война отбросила развитие гидрометеорологических исследований и прочих работ в этой сфере назад на многие годы. На оккупированной территории сеть станций и постов была разрушена до основания, и ее пришлось восстанавливать специально созданными отрядами сразу же после того, как советские территории освобождались от оккупантов. Ветераны потом вспоминали, что это была работа на грани человеческих возможностей, приравненная к боевому заданию. В результате уже через несколько дней (а иногда - и часов) после освобождения населенного пункта там начинала действовать метеостанция. Уже в 1946 году сеть наблюдений страны практически вышла на довоенный уровень: в ее составе насчитывалось 9532 гидро- и метеорологических станций и постов.

От наблюдения за погодой – к мониторингу окружающей среды

В течение 50-х – 70-х годов ХХ века проходило дальнейшее интенсивное развитие гидрометслужбы на всем пространстве СССР. В это время совершенствовались методы прогнозов, укреплялось общее техническое оснащение сети, а для получения информации стали применяться метеорологические радиолокаторы и дистанционные приборы. В практику исследований в массовом порядке внедрялись новейшие автоматические метеостанции, которые показали себя очень надежными в эксплуатации. Так, В Антарктиде на одном из советских аэродромов автоматическая станция М-106 проработала полтора года в очень суровых условиях и без всякой профилактики. Все это время каждые 3 часа она выходила в эфир и передавала метеоданные.

Новый этап развития гидрометслужбы СССР оказался связанным с возвращением в 1962 году на пост начальника ГУГМС академика Е.К. Федорова (как уже говорилось выше, он возглавлял это ведомство в 1939-1947 годах). Благодаря его энергии в течение 60-х годов по решению правительства в структуру гидрометслужбы был передан ряд институтов и организаций. Так, из подчинения Академии наук СССР в систему ГУГМС перешел Институт прикладной геофизики, ВГИ и ГКЦ. Из Главсевморпути в гидрометслужбу тогда же попали НИИ Арктики и Антарктики с сетью полярных станций, в том числе с дрейфующими станциями «Северный полюс», а также с полярными радиометеоцентрами, с антарктической экспедицией, и другими структурами. В дополнение к этому в подмосковном Обнинске при Федорове практически на пустом месте была создана мощная научно-экспериментальная база гидрометслужбы. В нее вошли такие важные исследовательские центры, как Институт экспериментальной метеорологии (ныне НПО «Тайфун»), ВНИИГМИ-МЦД, ВНИИСХМ, Центральное конструкторское бюро. В конце 60-х годов был также образован Западно-Сибирский НИГМИ в Новосибирске. В целом же по всей стране происходило постоянное расширение и укрепление гидрометеосетей и оперативных органов управления ими на местах (рис. 18, 19, 20).

К началу 70-х годов гидрометслужба СССР представляла собой широко разветвленную отрасль науки, которая способствовала решению экономических задач, связанных с использованием природных ресурсов. Практически не было ни одной отрасли экономики страны, которая в той или иной степени не оказалась бы связанной с гидрометеорологической информацией. В распоряжение службы в это время находились новые первоклассные научно-исследовательские суда, самолеты-лаборатории, космические спутники и другие новейшие технические средства. Широкое внедрение вычислительной техники, получение оперативной информации о состоянии атмосферы и гидросферы Земли с орбитальных спутников и станций, внедрение численных методов анализа и прогноза погоды, автоматизированные системы сбора, обработки, представления и распространения информации – все это в корне преобразило технологические процессы, развитые и используемые в службе. Специалисты считают, что период с начала 60-х до конца 80-х годов ХХ века был лучшим временем существования отечественной гидрометслужбы за всю ее историю (рис. 21, 22, 23).

В 1978 году по решению ЦК КПСС и Совета Министров СССР Главное управление гидрометслужбы было преобразовано в Государственный комитет СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды, после чего он стал самостоятельным органом государственного управления. В 1988 году в связи с передачей контрольных функций вновь созданному в то время Госкомитету СССР по охране природы гидрометеорологическое ведомство получил наименование Государственного комитета СССР по гидрометеорологии. В 1991 году комитет перевели в прямое подчинение правительства, и с этого момента он стал называться Государственным комитетом СССР по гидрометеорологии при Совете Министров СССР. По состоянию на середину 1991 года в его структуре действовало 14 республиканских и 24 территориальных управлений по гидрометеорологии. В составе комитета работали 21 центральный НИИ и 8 региональных, 14 научно-производственных объединений, 3 издательства, 9 техникумов, институт повышения квалификации, 2 гидрометшколы. Подготовку специалистов для системы осуществляли Ленинградский и Одесский гидрометеорологические институты.

В конце 1991 года в связи с распадом Советского Союза и ликвидацией всех союзных министерств гидрометслужба перешла в ведение РСФСР и была включена в блок ведомств, подчиненных вновь созданному министерству экологии и природных ресурсов. Тогда же этому ведомству было дано название Российский комитет по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет). После распада СССР в составе Росгидромета осталось 24 межрегиональных территориальных управления гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, 26 научно-исследовательских и научно-производственных организаций, 7 гидрометтехникумов, институт повышения квалификации и 3 издательства. В указанный период целостность функционирования единой гидрометеорологической сети на всем пространстве бывшего СССР оказалась существенно нарушенной. Однако и в этих трудных условиях гидрометслужбы всех стран СНГ и Балтии сохранили взаимосвязь и координацию своей деятельности.

В 1992 году Росгидромет был выведен из состава Министерства экологии и природных ресурсов и преобразован в Федеральную службу по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. В 1998 году эта служба указом Президента России была передана в ведение Государственного комитета по охране окружающей природной среды, но вскоре по указу Президента вновь обрела самостоятельность. К значительным успехам постсоветского периода следует отнести разработку и принятие в 1998 году Федерального Закона «О гидрометеорологической службе». Закон содержит как правовые основы, так и порядок функционирования службы, включающий формирование и обеспечение функционирования государственной наблюдательной сети, формирование государственных информационных ресурсов в области гидрометеорологии, обеспечение единства и сопоставимости методов измерений, участие в международном сотрудничестве и так далее.

В настоящее время после ряда преобразований и не оправдавших себя многочисленных попыток переподчинения Гидрометслужба России функционирует как самостоятельная Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет). Ныне в ее состав входит 22 территориальных управлений по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (УГМС). При этом большинство УГМС имеют в своем составе региональные центры по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (ЦГМС), расположенные в крупных городах. Кроме того, в структуре Росгидромета работают 18 научно-исследовательских институтов, из которых два имеют статус Государственного научного центра (Гидрометцентр России и НИИ Арктики и Антарктики). Еще в состав нынешней российской гидрометслужбы входят оперативно-производственные подразделения - такие, как Главный радиометеорологический центр (ГРМЦ), Главный авиаметеорологический центр (ГАМЦ), Главный вычислительный центр (ГВЦ), три военизированных службы активных воздействий на гидрометеорологические процессы, и некоторые другие.

Все это открывает широкие перспективы для развития гидрометеорологии, которые будут осуществляться в новом тысячелетии. Неудивительно, что, начиная с 2000 года, в стране идет рост числа восстановленных после кризиса 90-х годов и вновь открытых метеостанций, гидро- и метеопостов.

Всемирная метеорологическая организация (ВМО)

Как уже говорилось выше, в 1873 году на Венском метеорологическом конгрессе была учреждена Международная метеорологическая организация (ММО). Необходимость дальнейшей координации работы национальных метеослужб привела после Второй мировой войны к написанию Всемирной метеорологической Конвенции, которая официально вступила в силу 23 марта 1950 года. С этого момента бывшая неправительственная организация ММО преобразовалась в межправительственную – Всемирную метеорологическую организацию (ВМО). Она почти сразу же после своего создания стала одним из специализированных агентств Организации Объединенных Наций. С того времени дата 23 марта ежегодно отмечается во всем мире как День метеоролога.

Сейчас в эту организацию входят 185 государств мира, метеослужбы которых вносят свой вклад в научную и оперативную работу ВМО. При их содействии ныне земной шар оказался буквально опутан метеорологической, аэрологической, гидрологической и другими видами сетей слежения за состоянием всех земных сфер (всего таких сетей насчитывается 30 разновидностей).

Высшим органом ВМО является Всемирный метеорологический конгресс, который созывается раз в четыре года. На Конгрессе избираются Генеральный секретарь ВМО, президент и его заместители. На последнем из них, состоявшемся в Женеве 20 мая 2003 года, очередным президентом ВМО был избран руководитель Федеральной Службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) Александр Иван

Автоматический полив участка: цена, стоимость Аккумуляторы: отзывы, цена Все для ресторана Все для смартфона Все о кондиционерах Все о шторах и жалюзях Все про Fiat Все про автозапчасти Все про автополив Все про аккумуляторы Все про дизайн интерьеров Все про дороги и тротуар Все про мебель Все про полив газонов Все про ремонт и покраску авто Все про трикотаж Все про шторы и их пошив Все против грызунов и насекомых Для крыши и забора Инвестиции и богатые люди Лучшее про полив газонов Магазин кальянов Мебель для дома: цена, отзывы Мебель под заказ Оборудование против грызунов и насекомых Оптимизация конверсий Отопительное оборудование для дома Переезд и перевозка грузов Полезные товары Популярное оборудование для магазинов Про биткоин и другие валюты Про ремонт стиральных машин Реабилитационные центры Системы автополива для участка Системы наблюдения Финансы и богатые люди